-Метки

art audrey kawasaki clittary hilton cosplay erotic art japanese dolls japanese retro photo japanese schoolgirls kinbaku shibari toshio saeki айну аквариум алина витухновская ама аниме арт страница арт страница арт страничка буддизм буддийский храм видео викторина всем привет! гастрономическая страница гастрономическая страничка гейша гейши дзэн иллюстрации историческая страница историческая страничка история кавалер ордена восходящего солнца ками камикадзе камикадзэ камон киото клип косплей куклы майко мон музыка национальный музей западного искусства одри кавасаки опросик оригами осень пасха плейкаст полезняшка полезняшки прикол притча сакура сакэ самураи самурай секс с осьминогом сибари синто сказка скачать книгу стихи суси сюнга тайко тануки токио тории тосио саэки традиции укиё-э фетиш флеш флеш-игра формоза фото фудзи хеллоуин хокку художник цветы япония японская геральдика японская живопись японская кухня японские девушки японские замки японские куклы японские монстры японские традиции японские храмы японские школьницы японский японский менталитет японский сад японский сонет

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Weekly Playboy
Weekly Playboy
13:12 21.09.2010
Фотографий: 21
Посмотреть все фотографии серии Nishiki-e
Nishiki-e
17:43 21.03.2010
Фотографий: 110
Посмотреть все фотографии серии Чай эпохи Мэйдзи
Чай эпохи Мэйдзи
21:00 29.10.2009
Фотографий: 30

 -Я - фотограф

Люк

Фан-клуб любителей Японии
1 фотографий

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в JapanBlog

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 10.05.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 51691

НОРМА – ВОРОНА NEVERMORE

Понедельник, 02 Ноября 2009 г. 22:14 + в цитатник


НОРМА – ВОРОНА NEVERMORE



Форт Независимости расположен на острове Замок (Castle Island) и предназначался для защиты гавани Бостон в штате Массачусетс, США. В колониальные времена он был известен как замок Уильям, затем был переименован в Адамс форт, позже в Форт Независимости (Fort Independence). Сегодня это парк, иногда здесь производят торжественный салют. Форт независимости входит в национальный регистр исторических мест. В этом форте было место службы писателя и поэта Эдгара Аллана По (Edgar Allan Poe, 1809-1849). Возможно, в Форте Независимости американский романтик и повстречал своих воронов, которых много в округе. Ворон стал героем одноименного захватывающего стихотворения Эдгара По.





Edgar Allan Poe

Это знаменитое стихотворение построено на серии обращения лирического героя к птице, залетевшей в бурную ночь в его комнату. На все вопросы ворон отвечает одним и тем же словом «Nevermore» — «никогда». Поначалу это кажется механическим повторением зазубренного слова, но повторяющийся рефрен звучит пугающе уместно в ответ на слова скорбящего об умершей возлюбленной героя стихотворения. Наконец, он хочет узнать, суждено ли ему хотя бы на небесах вновь встретиться с той, что покинула его на земле. Но и здесь приговором звучит «Nevermore». В финале стихотворения чёрный ворон из учёной говорящей птицы превращается в символ скорби, тоски и безнадёжности - невозможно вернуть любимую или избавиться от мучительной памяти.


Иллюстрация Эдуара Мане к французскому изданию стихотворения


И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлёте, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой в позолоте, на полу он тень простёр,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о Nevermore.

***


Nevermore. Поль Гоген

«The Raven» («Nevermore», «Ворон») — одно из наиболее известных стихотворений американского писателя и поэта Эдгара Аллана По. Впервые стихотворение было опубликовано 29 января 1845 в газете «New York Evening Mirror». Ни одно художественное произведение не переводилось на русский язык так часто, как это стихотворение Эдгара По. Существует более двух десятков переводов "Ворона". Уступил даже знаменитый монолог Гамлета "Быть или не быть" - его переводили всего шестнадцать раз. Первые русские переложения "Ворона" появились в 1878 году. А классическими считаются переводы, сделанные символистами - Бальмонтом, Мережковским, Брюсовым.


Вольный перевод стихотворения на русский язык, при записи которого использованы только 12 букв латинского алфавита, сходных по начертанию с русскими.


BOPOH

HA TEPPACE, B PAHHEM MAE, COH MHE BETEP HABEBAET,
COH O HE3EMHOM, O PAE, O HECKPOMHOM, O BECHE,
HO BO MPAKE 3AOKOHHOM - TAK-TAK-TAK! - KAK B CKOKE KOHHOM,
KTO-TO B TAKTE MOHOTOHHOM... -BEPHO BETKA HA OKHE?
BETKA, BETKA HECOMHEHHO, BETKA HA MOEM OKHE, A HE BAPBAP HA KOHE!

BAPBAP? HET! CKOPEE B CKOKE... XPOHOC? POK? HAMEK O CPOKE?
B CTPAXE, B HEPBHOM KPOBOTOKE - KTO TAM B TEMHOTE KAK BOP?
KTO B CBOEM HECKPOMHOM TPECKE, TAM, KAK BETEP B 3AHABECKE,
B MEPTBEHHOM, HEPOBHOM CBETE, MHE BO CHE HECET TEPPOP?
B POKOBOM HEPOBHOM CBETE KTO HECET BO CHE TEPPOP? BEPHO, BOPOH HEBEPMOP?

TOT, KTO HA KOPMAX XAPOHA, HA PACCBETE - BHE 3AKOHA,
B HOMEPE CBOEM KOPOHHOM - TAK-TAK-TAK! - KAK METPOHOM,
KAK TAMTAM, KAK 3EBCA KAPA, KAK KEHTABP C TABPOM TAPTAPA,
TAK, KAK XOP HA AXEPOHE B CTPAHHOM CHE O HE3EMHOM,
CATAHA HA CTPAHHOM TPOHE B HEPBHOM CHE O HE3EMHOM,
TAK, KAK BETKA 3A OKHOM.

CKOPO BCE 3APO3OBEET, CBET C BOCTOKA CTPAX PA3BEET,
CHOBA BETEPOK 3ABEET B KPAE POC, CTPAHE O3EP...
HO 3ATEM, BO MPAKE COHHOM, BOPOH B CTAE C AXEPOHA
PEBHOCTHO, HO OTCTPAHEHHO HE COMKHET BO MPAKE B3OP,
BOPOH, KTO BO MPAKE COHHOM HE COMKHET HA BAXTE B3OP CHOBA KAPKHET: "HEBEPMOP"!

***
B.E.K. 1998






 (300x392, 15Kb)
Погруженный в скорбь немую
и усталый, в ночь глухую,
Раз, когда поник в дремоте
я над книгой одного
Из забытых миром знаний,
книгой полной обаяний, -
Стук донесся, стук нежданный
в двери дома моего:
"Это путник постучался
в двери дома моего,
Только путник-
больше ничего".

В декабре-я помню-было
это полночью унылой.
В очаге под пеплом угли
разгорались иногда.
Груды книг не утоляли
ни на миг моей печали-
Об утраченной Леноре,
той, чье имя навсегда-
В сонме ангелов-Ленора,
той, чье имя навсегда
В этом мире стерлось-
без следа.

От дыханья ночи бурной
занавески шелк пурпурный
Шелестел, и непонятный
страх рождался от всего.
Думал, сердце успокою,
все еще твердил порою:
"Это гость стучится робко
в двери дома моего,
"Запоздалый гость стучится
в двери дома моего,
Только гость -
и больше ничего!"

И когда преодолело
сердце страх, я молвил смело:
"Вы простите мне, обидеть
не хотел я никого;
"Я на миг уснул тревожно:
слишком тихо, осторожно, -
"Слишком тихо вы стучались
в двери дома моего..."
И открыл тогда я настежь
двери дома моего-
Мрак ночной, -
и больше ничего.

Все, что дух мой волновало,
все, что снилось и смущало,
До сих пор не посещало
в этом мире никого.
И ни голоса, ни знака -
из таинственного мрака...
Вдруг "Ленора!" прозвучало
близ жилища моего...
Сам шепнул я это имя,
и проснулось от него
Только эхо -
больше ничего.

Но душа моя горела,
притворил я дверь несмело.
Стук опять раздался громче;
я подумал: "ничего,
"Это стук в окне случайный,
никакой здесь нету тайны:
"Посмотрю и успокою
трепет сердца моего,
"Успокою на мгновенье
трепет сердца моего.
Это ветер, -
больше ничего".

Я открыл окно, и странный
гость полночный, гость нежданный,
Ворон царственный влетает;
я привета от него
Не дождался. Но отважно, -
как хозяин, гордо, важно
Полетел он прямо к двери,
к двери дома моего,
И вспорхнул на бюст Паллады,
сел так тихо на него,
Тихо сел, -
и больше ничего.

Как ни грустно, как ни больно, -
улыбнулся я невольно
И сказал: "Твое коварство
победим мы без труда,
"Но тебя, мой гость зловещий,
Ворон древний. Ворон вещий,
"К нам с пределов вечной Ночи
прилетающий сюда,
"Как зовут в стране, откуда
прилетаешь ты сюда?"
И ответил Ворон:
"Никогда".

Говорит так ясно птица,
не могу я надивиться.
Но казалось, что надежда
ей навек была чужда.
Тот не жди себе отрады,
в чьем дому на бюст Паллады
Сядет Ворон над дверями;
от несчастья никуда, -
Тот, кто Ворона увидел, -
не спасется никуда,
Ворона, чье имя:
"Никогда".

Говорил он это слово
так печально, так сурово,
Что, казалось, в нем всю душу
изливал; и вот, когда
Недвижим на изваяньи
он сидел в немом молчаньи,
Я шепнул: "как счастье, дружба
улетели навсегда,
Улетит и эта птица
завтра утром навсегда".
И ответил Ворон:
"Никогда".

И сказал я, вздрогнув снова:
"Верно молвить это слово
"Научил его хозяин
в дни тяжелые, когда
"Он преследуем был Роком,
и в несчастьи одиноком,
"Вместо песни лебединой,
в эти долгие года
"Для него был стон единый
в эти грустные года -
Никогда, - уж больше
никогда!"

Так я думал и невольно
улыбнулся, как ни больно.
Повернул тихонько кресло
к бюсту бледному, туда,
Где был Ворон, погрузился
в бархат кресел и забылся...
"Страшный Ворон, мой ужасный
гость, -подумал я тогда-
"Страшный, древний Ворон, горе
возвещающий всегда,
Что же значит крик твой:
"Никогда"?

Угадать стараюсь тщетно;
смотрит Ворон безответно.
Свой горящий взор мне в сердце
заронил он навсегда.
И в раздумьи над загадкой,
я поник в дремоте сладкой
Головой на бархат, лампой
озаренный. Никогда
На лиловый бархат кресел,
как в счастливые года,
Ей уж не склоняться-
никогда!

И казалось мне: струило
дым незримое кадило,
Прилетели Серафимы,
шелестели иногда
Их шаги, как дуновенье:
"Это Бог мне шлет забвенье!
"Пей же сладкое забвенье,
пей, чтоб в сердце навсегда
"Об утраченной Леноре
стерлась память-навсегда!.."
И сказал мне Ворон:
"Никогда".

"Я молю, пророк зловещий,
птица ты иль демон вещий,
"Злой ли Дух тебя из Ночи,
или вихрь занес сюда
"Из пустыни мертвой, вечной,
безнадежной, бесконечной, -
"Будет ли, молю, скажи мне,
будет ли хоть там, куда
"Снизойдем мы после смерти, -
сердцу отдых навсегда?"
И ответил Ворон:
"Никогда".

"Я молю, пророк зловещий,
птица ты иль демон вещий,
"Заклинаю небом. Богом,
отвечай, в тот день, когда
"Я Эдем увижу дальной,
обниму ль душой печальной
"Душу светлую Леноры,
той, чье имя навсегда
"В сонме ангелов-Ленора,
лучезарной навсегда?"
И ответил Ворон:
"Никогда".

"Прочь!- воскликнул я, вставая, -
демон ты иль птица злая.
"Прочь!- вернись в пределы Ночи,
чтобы больше никогда
"Ни одно из перьев черных,
не напомнило позорных,
"Лживых слов твоих! Оставь же
бюст Паллады навсегда,
"Из души моей твой образ
я исторгну навсегда!"
И ответил Ворон:
"Никогда".

И сидит, сидит с тех пор он
там, над дверью черный Ворон,
С бюста бледного Паллады
не исчезнет никуда.
У него такие очи,
как у Злого Духа ночи,
Сном объятого; и лампа
тень бросает. Навсегда
К этой тени черной птицы
пригвожденный навсегда, -
Не воспрянет дух мой-
никогда!

***
Перевод Дмитрия Мережковского, 1890 год




 (264x346, 66Kb)
Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой,
Над старинными томами я склонялся в полусне,
Грезам странным отдавался, - вдруг неясный звук раздался,
Будто кто-то постучался - постучался в дверь ко мне.
"Это, верно, - прошептал я, - гость в полночной тишине,
Гость стучится в дверь ко мне".

Ясно помню... Ожиданье... Поздней осени рыданья...
И в камине очертанья тускло тлеющих углей...
О, как жаждал я рассвета, как я тщетно ждал ответа
На страданье без привета, на вопрос о ней, о ней -
О Леноре, что блистала ярче всех земных огней, -
О светиле прежних дней.

И завес пурпурных трепет издавал как будто лепет,
Трепет, лепет, наполнявший темным чувством сердце мне.
Непонятный страх смиряя, встал я с места, повторяя:
"Это только гость, блуждая, постучался в дверь ко мне,
Поздний гость приюта просит в полуночной тишине -
Гость стучится в дверь ко мне".

"Подавив свои сомненья, победивши спасенья,
Я сказал: "Не осудите замедленья моего!
Этой полночью ненастной я вздремнул, - и стук неясный
Слишком тих был, стук неясный, - и не слышал я его,
Я не слышал..." Тут раскрыл я дверь жилища моего:
Тьма - и больше ничего.

Взор застыл, во тьме стесненный, и стоял я изумленный,
Снам отдавшись, недоступным на земле ни для кого;
Но как прежде ночь молчала, тьма душе не отвечала,
Лишь - "Ленора!" - прозвучало имя солнца моего, -
Это я шепнул, и эхо повторило вновь его, -
Эхо - больше ничего.

Вновь я в комнату вернулся - обернулся - содрогнулся, -
Стук раздался, но слышнее, чем звучал он до того.
"Верно, что-нибудь сломилось, что-нибудь пошевелилось,
Там, за ставнями, забилось у окошка моего,
Это - ветер, - усмирю я трепет сердца моего, -
Ветер - больше ничего".

Я толкнул окно с решеткой, - тотчас важною походкой
Из-за ставней вышел Ворон, гордый Ворон старых дней,
Не склонился он учтиво, но, как лорд, вошел спесиво
И, взмахнув крылом лениво, в пышной важности своей
Он взлетел на бюст Паллады, что над дверью был моей,
Он взлетел - и сел над ней.

От печали я очнулся и невольно усмехнулся,
Видя важность этой птицы, жившей долгие года.
"Твой хохол ощипан славно, и глядишь ты презабавно, -
Я промолвил, - но скажи мне: в царстве тьмы, где ночь всегда,
Как ты звался, гордый Ворон, там, где ночь царит всегда?"
Молвил Ворон: "Никогда".

Птица ясно отвечала, и хоть смысла было мало.
Подивился я всем сердцем на ответ ее тогда.
Да и кто не подивится, кто с такой мечтой сроднится,
Кто поверить согласится, чтобы где-нибудь, когда -
Сел над дверью говорящий без запинки, без труда
Ворон с кличкой: "Никогда".

И взирая так сурово, лишь одно твердил он слово,
Точно всю он душу вылил в этом слове "Никогда",
И крылами не взмахнул он, и пером не шевельнул он, -
Я шепнул: "Друзья сокрылись вот уж многие года,
Завтра он меня покинет, как надежды, навсегда".
Ворон молвил: "Никогда".

Услыхав ответ удачный, вздрогнул я в тревоге мрачной.
"Верно, был он, - я подумал, - у того, чья жизнь - Беда,
У страдальца, чьи мученья возрастали, как теченье
Рек весной, чье отреченье от Надежды навсегда
В песне вылилось о счастьи, что, погибнув навсегда,
Вновь не вспыхнет никогда".

Но, от скорби отдыхая, улыбаясь и вздыхая,
Кресло я свое придвинул против Ворона тогда,
И, склонясь на бархат нежный, я фантазии безбрежной
Отдался душой мятежной: "Это - Ворон, Ворон, да.
Но о чем твердит зловещий этим черным "Никогда",
Страшным криком: "Никогда".

Я сидел, догадок полный и задумчиво-безмолвный,
Взоры птицы жгли мне сердце, как огнистая звезда,
И с печалью запоздалой головой своей усталой
Я прильнул к подушке алой, и подумал я тогда:
Я - один, на бархат алый - та, кого любил всегда,
Не прильнет уж никогда.

Но постой: вокруг темнеет, и как будто кто-то веет, -
То с кадильницей небесной серафим пришел сюда?
В миг неясный упоенья я вскричал: "Прости, мученье,
Это бог послал забвенье о Леноре навсегда, -
Пей, о, пей скорей забвенье о Леноре навсегда!"
Каркнул Ворон: "Никогда".

И вскричал я в скорби страстной: "Птица ты - иль дух ужасный,
Искусителем ли послан, иль грозой прибит сюда, -
Ты пророк неустрашимый! В край печальный, нелюдимый,
В край, Тоскою одержимый, ты пришел ко мне сюда!
О, скажи, найду ль забвенье, - я молю, скажи, когда?"
Каркнул Ворон: "Никогда".

"Ты пророк, - вскричал я, - вещий! "Птица ты - иль дух зловещий,
Этим небом, что над нами, - богом, скрытым навсегда, -
Заклинаю, умоляя, мне сказать - в пределах Рая
Мне откроется ль святая, что средь ангелов всегда,
Та, которую Ленорой в небесах зовут всегда?"
Каркнул Ворон: "Никогда".

И воскликнул я, вставая: "Прочь отсюда, птица злая!
Ты из царства тьмы и бури, - уходи опять туда,
Не хочу я лжи позорной, лжи, как эти перья, черной,
Удались же, дух упорный! Быть хочу - один всегда!
Вынь свой жесткий клюв из сердца моего, где скорбь - всегда!"
Каркнул Ворон: "Никогда".

И сидит, сидит зловещий Ворон черный, Ворон вещий,
С бюста бледного Паллады не умчится никуда.
Он глядит, уединенный, точно Демон полусонный,
Свет струится, тень ложится, - на полу дрожит всегда.
И душа моя из тени, что волнуется всегда.
Не восстанет - никогда!

***
Перевод Константина Бальмонта




 (284x400, 13Kb)
Как-то в полночь, в час унылый, я вникал, устав, без силы,
Меж томов старинных, в строки рассужденья одного
По отвергнутой науке, и расслышал смутно звуки,
Вдруг у двери словно стуки, -стук у входа моего.
"Это-гость, - пробормотал я, - там, у входа моего.
Гость, - и больше ничего!"

Ах! мне помнится так ясно: был декабрь и день ненастный
Был как призрак - отсвет красный от камина моего.
Ждал зари я в нетерпеньи, в книгах тщетно утешенье
Я искал в ту ночь мученья, - бденья ночь, без той, кого
Звали здесь Линор. То имя... Шепчут ангелы его,
На земле же - нет его.

Шелковистый и не резкий, шорох алой занавески
Мучил, полнил темным страхом, что не знал я до того.
Чтоб смирить в себе биенья сердца, долго в утешенье
Я твердил: "То - посещенье просто друга одного".
Повторял: "То - посещенье просто друга одного,
Друга, - больше ничего!"

Наконец, владея волей, я сказал, не медля боле:
"Сэр иль Мистрисс, извините, что молчал я до того.
Дело в том, что задремал я, и не сразу расслыхал я,
Слабый стук не разобрал я, стук у входа моего".
Говоря, открыл я настежь двери дома моего.
Тьма, -и больше ничего.

И, смотря во мрак глубокий, долго ждал я, одинокий,
Полный грез, что ведать смертным не давалось до того!
Все безмолвно было снова, тьма вокруг была сурова,
Раздалось одно лишь слово: шепчут ангелы его.
Я шепнул: "Линор", и эхо - повторило мне его,
Эхо, - больше ничего.

Лишь вернулся я несмело (вся душа во мне горела),
Вскоре вновь я стук расслышал, но ясней, чем до того.
Но сказал я: "Это ставней ветер зыблет своенравней,
Он и вызвал страх недавний, ветер, только и всего,
Будь спокойно, сердце! Это - ветер, только и всего.
Ветер, - больше ничего!"

Растворил свое окно я, и влетел во глубь покоя
Статный, древний Ворон, шумом крыльев славя торжество.
Поклониться не хотел он; не колеблясь, полетел он,
Словно лорд иль лэди, сел он, сел у входа моего,
Там, на белый бюст Паллады, сел у входа моего,
Сел, - и больше ничего.

Я с улыбкой мог дивиться, как эбеновая птица,
В строгой важности - сурова и горда была тогда.
"Ты, - сказал я, - лыс и черен, но не робок и упорен,
Древний, мрачный Ворон, странник с берегов, где ночь всегда!
Как же царственно ты прозван у Плутона?" Он тогда
Каркнул: "Больше никогда!"

Птица ясно прокричала, изумив меня сначала.
Было в крике смысла мало, и слова не шли сюда.
Но не всем благословенье было - ведать посещенье
Птицы, что над входом сядет, величава и горда,
Что на белом бюсте сядет, чернокрыла и горда,
С кличкой "Больше никогда!"

Одинокий, Ворон черный, сев на бюст, бросал, упорный,
Лишь два слова, словно душу вылил в них он навсегда.
Их твердя, он словно стынул, ни одним пером не двинул,
Наконец, я птице кинул: "Раньше скрылись без следа
Все друзья; ты завтра сгинешь безнадежно!.." Он тогда
Каркнул: "Больше никогда!"

Вздрогнул я, в волненьи мрачном, при ответе столь удачном.
"Это-все, - сказал я, - видно, что он знает, жив года
С бедняком, кого терзали беспощадные печали,
Гнали в даль и дальше гнали неудачи и нужда.
К песням скорби о надеждах лишь один припев нужда
Знала: больше никогда!"

Я с улыбкой мог дивиться, как глядит мне в душу птица.
Быстро кресло подкатил я, против птицы, сел туда:
Прижимаясь к мягкой ткани, развивал я цепь мечтаний,
Сны за снами, как в тумане, думал я: "Он жил года,
Что ж пророчит, вещий, тощий, живший в старые года,
Криком: больше никогда?"

Это думал я с тревогой, но не смел шепнуть ни слога
Птице, чьи глаза палили сердце мне огнем тогда.
Это думал и иное, прислонясь челом в покое
К бархату; мы, прежде, двое так сидели иногда...
Ах! при лампе, не склоняться ей на бархат иногда
Больше, больше никогда!

И, казалось, клубы дыма льет курильница незримо,
Шаг чуть слышен серафима, с ней вошедшего сюда.
"Бедный!- я вскричал, - то богом послан отдых всем тревогам,
Отдых, мир! чтоб хоть немного ты вкусил забвенье, - да?
Пей! о, пей тот сладкий отдых! позабудь Линор, - о, да?
Ворон: "Больше никогда!"

"Вещий, -я вскричал, -зачем он прибыл, птица или демон?
Искусителем ли послан, бурей пригнан ли сюда?
Я не пал, хоть полн уныний! В этой заклятой пустыне,
Здесь, где правит ужас ныне, отвечай, молю, когда
В Галааде мир найду я? обрету бальзам когда?"
Ворон: "Больше никогда!"

"Вещий, - я вскричал, - зачем он прибыл, птица или демон?
Ради неба, что над нами, часа страшного суда,
Отвечай душе печальной: я в раю, в отчизне дальней,
Встречу ль образ идеальный, что меж ангелов всегда?
Ту мою Линор, чье имя шепчут ангелы всегда?"
Ворон: "Больше никогда!"

"Это слово - знак разлуки! - крикнул я, ломая руки.
Возвратись в края, где мрачно плещет Стиксова вода!
Не оставь здесь перьев черных, как следов от слов позорных!
Не хочу друзей тлетворных! С бюста - прочь, и навсегда!
Прочь - из сердца клюв, и с двери - прочь виденье навсегда!"
Ворон: "Больше никогда!"

И, как будто с бюстом слит он, все сидит он, все сидит он,
Там, над входом. Ворон черный, с белым бюстом слит всегда!
Светом лампы озаренный, смотрит, словно демон сонный.
Тень ложится удлиненно, на полу лежит года, -
И душе не встать из тени, пусть идут, идут года, -
Знаю, -больше никогда!

***

Перевод Валерия Брюсова, 1905 - 1924




***

Все упирается в РЫБУ, в некрофилический натюрморт.
В девочку, протекающую "PSYCHIC TV".
"НОРМА" – Ворона NEVERMORE
в будущем /в перспективе/.

Сорокин. Проза. Текст. Тоталитаризм.
Запад. Модно. Любовь. Хороший.
Норма, чистая как "Аве Мария".
Умирающий после фильма "Строшек".

Повесившийся после просмотра фильма
известного немецкого режиссера.
Все ходят бешеные и бессильные
и бессмысленные до упора.

Все упирается в РЫБУ, в некрофилический натюрморт.
Вокалист "JOY DIVISION"
повесился. Дивизия радости – это морг.
Гормональная неподвижность.

Микробов ноль. Грязеживости студень.
Видеосмерть. Видели? Видели?
Без валидола смотрите идолов.
Смерть позволительна. Идолы неподсудны.

Вводили иглами ядовитое.
Двоилось видимое в дьяводали.
Вдали Дали читал Овидия
Сквозь яви дьяволов и дьяволиц.

Но как бы ни было удивительно,
Неубедительна боль внутри.
Самоубийственное видео –
Иди и смотри.

Дев овдовевших душа завидует –
Они выдавливали ему любовь.
А он удавливается на видео,
дав удлиненную видеоболь.

Все упирается в РЫБУ, в некрофилический натюрморт.
В девочку, протекающую "PSYCHIC TV".
"НОРМА" – Ворона NEVERMORE
в будущем /в перспективе/.


***
© Алина Витухновсая



Метки:  

Процитировано 6 раз



Ryusei_Yamagawa   обратиться по имени Понедельник, 02 Ноября 2009 г. 22:25 (ссылка)
Сколько "Воронов"!
Спасибо большое))

...а по рыбе тоже символики много...Вообще очень интересное стихотворение ( НОРМА – ВОРОНА NEVERMORE )!
Ответить С цитатой В цитатник
valentin_tsmakaliuk   обратиться по имени Понедельник, 02 Ноября 2009 г. 22:30 (ссылка)
Спасибо! Очень интересные версии перевода
Ответить С цитатой В цитатник
JapanBlog   обратиться по имени Понедельник, 02 Ноября 2009 г. 22:31 (ссылка)
Ryusei_Yamagawa, да, у Алины ассоциативное мышление. Не зная контент мировой литературы, философии, истории, политики, трудно понять. Когда-нибудь по ее стихам будут писать и защищать диссертации...
Ответить С цитатой В цитатник
Как_Ухо_Рентген   обратиться по имени Вторник, 03 Ноября 2009 г. 01:35 (ссылка)
Прочитавши «Ворона» я понял – НИКОГДА.
Никогда мы больше не встретимся.
Навсегда разойдутся пути.
Он большой этот мир бесконечности.
Ты уйдешь, и тебя не найти.

Никогда и нигде мы не встретимся.
Будем жить, изменяться, расти.
Здесь, сейчас, на Земле человечества,
Пересеклись наши пути.

Не ценю я, пока не сумел еще.
Твою светлую душу любви.
Твои глазки с луковой искоркой.
То ли смеха, то ль слезной игры.

Я дурак, кому Бог дал призвания.
И я гений, что искал и нашел.
Никогда мы в том мире не встретимся.
Ну а в этом? -
Тебя я нашел!!!
Ответить С цитатой В цитатник
Страж_Времени_7   обратиться по имени Вторник, 03 Ноября 2009 г. 10:21 (ссылка)
спасибо. Я обожаю прозу и стихи Э.А.По. Возьму себе.
Ответить С цитатой В цитатник
Ryusei_Yamagawa   обратиться по имени Вторник, 03 Ноября 2009 г. 10:43 (ссылка)

Ответ на комментарий JapanBlog

JapanBlog, вот именно это и привлекает в её стихотворениях))
Возможно,и будут!
Ответить С цитатой В цитатник
Альбина_Арсемова   обратиться по имени Спасибо! Вторник, 03 Ноября 2009 г. 15:48 (ссылка)
Я рада, такая красота.
Ответить С цитатой В цитатник
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку