-Метки

art audrey kawasaki clittary hilton cosplay erotic art japanese dolls japanese retro photo japanese schoolgirls kinbaku shibari toshio saeki айну аквариум алина витухновская ама аниме арт страница арт страница арт страничка буддизм буддийский храм видео викторина всем привет! гастрономическая страница гастрономическая страничка гейша гейши дзэн иллюстрации историческая страница историческая страничка история кавалер ордена восходящего солнца ками камикадзе камикадзэ камон киото клип косплей куклы майко мон музыка национальный музей западного искусства одри кавасаки опросик оригами осень пасха плейкаст полезняшка полезняшки прикол притча сакура сакэ самураи самурай секс с осьминогом сибари синто сказка скачать книгу стихи суси сюнга тайко тануки токио тории тосио саэки традиции укиё-э фетиш флеш флеш-игра формоза фото фудзи хеллоуин хокку художник цветы япония японская геральдика японская живопись японская кухня японские девушки японские замки японские куклы японские монстры японские традиции японские храмы японские школьницы японский японский менталитет японский сад японский сонет

 -Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии Weekly Playboy
Weekly Playboy
13:12 21.09.2010
Фотографий: 21
Посмотреть все фотографии серии Nishiki-e
Nishiki-e
17:43 21.03.2010
Фотографий: 110
Посмотреть все фотографии серии Чай эпохи Мэйдзи
Чай эпохи Мэйдзи
21:00 29.10.2009
Фотографий: 30

 -Я - фотограф

Люк

Фан-клуб любителей Японии
1 фотографий

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в JapanBlog

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 10.05.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 51691

Ваконёсай

Среда, 13 Мая 2009 г. 13:30 + в цитатник
Majomajo все записи автора

«Ваконёсай»...душа японца и таланты жителя Запада

 (414x480, 81K<br />b)

 
«Ваконёсай» («wakonyōsai», 和魂洋才, «душа японца и таланты жителя Запада») – такой фразой когда-то пользовались для описания идеального современного и просвещённого японца. Этот идеал якобы сочетал в себе знания, логику и открытость жителей Запада со сдержанностью, чувством чести и стоицизмом японских самураев. Такая концепция получила отставку в годы Второй мировой войны, а на её место пришла новая, согласно которой требовалось заимствовать всё западное.
 


Однако в последние годы ваконёсай тихо и незаметно возвращаются. Поколение «араса» («arasā», アラサー, «около 30 лет»), необременённое «сэйёсухай» («seiyōsūhai», 西洋崇拝, «преклонение перед Западом»), которым страдали их родители, бабушки и дедушки, признаёт ценность японской культуры и эстетики, но в то же время прочно держится за западный образ жизни, познанный с самого рождения.

«Nihonjin wa kakkoii yo» («Японцы – клёвые!»), - говорит мой друг-ваконёсай Дзинпати (Jinpachi), который повидал мир, имея с собой немногим больше, чем «сансин» («sanshin», 三線; окинавский инструмент, похожий на банджо), привязанный за спиной, и паспорт, спрятанный в один из многочисленных карманов штанов.

В качестве похвалы самому себе и своим «коллегам» «синсэдай» («shinsedai», 新世代, «новое поколение») он всегда говорит: «Oretachi wa Nihonjin ni mo gaijin ni mo narete jiyūjizai» (俺たちは日本人にも外人にもなれて自由自在, «Мы свободны быть как японцами, так и гайдзинами»).

20 лет назад предполагалось, что японцы в Японии будут придерживаться негласного свода правил поведения – невидимого, но прочного и неукоснительно соблюдаемого. Табу накладывались буквально на всё: от «арукигуи» («arukigui», 歩き食い, т.е. употребление пищи на улице) до обсуждения доходов, уровня образования и информации о семье. Общенациональным стандартом стала «атарисаваринай» («atarisawarinai», あたりさわりない, «безобидность», «безвредность» по отношению к окружающим).

Каждый вид отношений строго регламентировался правилами сложившейся неофициальной иерархии: например, разговаривая с кем-то, кто старше хотя бы на год, «кохай» («младший») должен был использовать «кэйго» («keigo», 敬語), вежливую и почтительную речь. Что касается женщин, то тут правила удваивались в отношении тех, кто жил в городах («тосибу», «toshibu», 都市部), и учетверялись в отношении тех женщин, что жили в сельской местности («инака», «inaka», 田舎).

Быть женщиной в «инака» означало следить за своими поступками 24 часа в сутки и 7 дней в неделю – сообщество «синсэки» («shinseki», 親戚, «родственники») и просто старших жителей никогда не оставляли женщин, что называется, в покое. Если женщина не выходила замуж до 28 лет, её называли «икиокурэ» («ikiokure», いき遅れ; грубо говоря, «слишком старая для брака»). Если же женщина становилась «ёмэ» («yome», 嫁), т.е. женой, привязанной к мужу, его родителям и его дому, то она в ближайшее время (обычно в течение первых трёх лет) должна была принести наследника. В противном случае её могли назвать «умадзумэ» («umazume», 石女, «каменная женщина», т.е. бездетная), после чего нередко следовал развод.

Для таких людей лавировать между японскими и гайдзинскими ценностями и ожидать, что люди примут их, было «ариэнай» («arienai», あり得ない, «невозможно», «невероятно»)! Сейчас, конечно, ветры «кадзюару» («kajyuaru», カジュアル; иск. «casual», подразумевается ослабление гнёта общества над личностью) задувают в самые отдалённые области нашей островной страны. То, что являлось «ариэнай» двадцать лет назад, сейчас представляет собой «атаримаэ» («atarimae», 当たり前, «нечто само собой разумеющееся»), поскольку барьеры языка и поведения были снесены во имя «кокусайка» («kokusaika», 国際化, «интернационализация») и одного из любимых в последнее время обществом высказываний «gurōbaru na shiten» (グローバルな視点, т.н. «глобальная точка зрения»).

Японцы поняли, что для внедрения в мировое сообщество, нужно думать и действовать соответствующим образом, с меньшим упором разговорные навыки, нежели на поведение или состояние души. Следовательно, они уже становятся более дружелюбными, более открытыми для новых идей, гибкими и логичными. С другой стороны, они уже гораздо менее вежливы, почтительны и сдержаны. Это говорит о том, что сейчас не существует такого явления, как «jyunsuina Nihonjin» (純粋な日本人, «чистые японцы»), и что в какой-то степени мы все стали немножечко гайдзинами, однако при этом сохранили знание и понимание японской культуры. Мы стали «нихонцу» («nihontsū», 日本通, «японофилы») в своей собственной стране.

Первым японцем, перешедшим к «гайдзинскому режиму», возможно, был Ода Нобунага (Oda Nobunaga), который тесно общался с иезуитскими миссионерами, выступал против буддийских монахов и построил легендарный замок, который произвёл впечатление на Папу в Риме. Он обладал острым, логичным умом западника и является одним из самых первых японцев, осознавших, что земля – круглая. Понятно, что Ода терпеть не мог обычаи и традиции, он даже заявил, что японцев собственное докучливое упорство до добра не доведёт. Однако он при этом был также и самураем и в возрасте 49 лет – после того как его предали доверенные лица –совершил сэппуку (切腹). Ода никогда не покидал Японию.


Статья на английском: Kaori Shoji для The Japan Times, 13.05.2008
Перевод на русский: Кальчева Анастасия для Fushigi Nippon, 13.05.2009

Метки:  

Процитировано 1 раз



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку